Вадим Мошкович

(Фото: Григорий Собченко / «Коммерсантъ»)

Поводом для разбирательства относительно возможного неумышленного нарушения санкционного регламента ЕС в рамках покупки «Русагро» агрохолдинга «Солнечные продукты» могло стать участие в этой сделке находящегося под санкциями Россельхозбанка, выяснил РБК. Накануне компания, акции которой торгуются на Лондонской бирже, объявила о проведении внутренней проверки на предмет соблюдения европейского санкционного законодательства.

Источник РБК, знакомый с ситуацией, сообщил, что причиной для внутреннего расследования в «Русагро» могла стать подсанкционность Россельхозбанка. Другой источник РБК, близкий к группе, подтвердил, что проблема может быть связана «именно с работой «Русагро» с российскими банками».

РБК выяснил, что могло стать причиной проверки и чем это может грозить «Русагро».

Что случилось с «Русагро»

  • Вечером в четверг, 21 марта, группа «Русагро» объявила, что проводит проверку сделки по приобретению долга группы «Солнечные продукты» на предмет неумышленного нарушения антироссийских санкций ЕС, введенных в июле 2014 года. «В настоящее время проводится внутреннее расследование с целью выяснения того, не нарушили ли неумышленно финансовые договоренности, связанные с приобретением долга российского бизнеса («Солнечные продукты»), которые были завершены в ноябре 2018 года, санкции ЕС против России», — говорилось в сообщении «Русагро».
  • Компания также сообщила, что ведет переговоры с кипрскими властями (головные компании «Русагро» — Ros Agro PLC и «Солнечных продуктов» — Quartlink Holding Limited зарегистрированы на Кипре. — РБК).
  • В качестве консультантов по этому делу компания наняла юридическую фирму Baker McKenzie, рассказал источник РБК. Консультанты и «Русагро» от комментариев отказались.
  • Раскрытие информации о проверке было сделано после закрытия торгов 21 марта на Лондонской и Московской фондовых биржах. За пятницу, 22 марта, бумаги на Лондонской бирже подешевели почти на 5%, на Московской опускались в течение торгового дня в отрицательную зону, но закрылись торги на повышении 0,13% к предыдущему дню торгов.

Реклама на РБК www.adv.rbc.ru

Бизнес

Как «Русагро» купит производителя майонеза «Московский провансаль»

Какой санкционный риск мог обнаружиться в сделке

Официально «Русагро» и «Солнечные продукты» в ноябре прошлого года объясняли формат сделки так: компания Вадима Мошковича (его семье принадлежит 71,9% группы) приобрела у Россельхозбанка права требования к группе «Солнечные продукты» на 34,7 млрд руб. Приобретенный долг обеспечен залогом всех основных активов компании и составлял более 80% от общей внешней долговой нагрузки группы. Оплата прав была предусмотрена в рассрочку.

Но согласно аудированной отчетности кипрской Ros Agro PLC, в 2018 году «Русагро» приобрела облигации самого Россельхозбанка на сумму 19,9 млрд руб. с погашением в ноябре 2038 года, а также вексель на сумму 100 млн руб. Эти бумаги, включая начисленные проценты по ним, не могут быть аннулированы раньше срока, поскольку приобретались в рамках покупки долгов «Солнечных продуктов» в обмен на 20-летнюю отсрочку по платежу в адрес Россельхозбанка, указано в документе. Сделка «Русагро» с Россельхозбанком отличается «общей сложностью, а также значительным масштабом вовлеченных финансовых инструментов», отмечала компания в отчете.

Согласно регламенту Совета ЕС от 8 сентября 2014 года, европейским компаниям и гражданам запрещено покупать ценные бумаги подсанкционных банков, если они выпущены после 12 сентября 2014 года и имеют срок обращения более 30 дней. Облигации Россельхозбанка были выпущены в ноябре 2018 года и имеют срок погашения 20 лет. Однако в соответствующем нормативно-правовом акте ЕС речь идет не о любых ценных бумагах — запрещается покупка «допускающих передачу ценных бумаг» (transferable securities). Евросоюз приводит следующее их определение: это «классы бумаг, которые могут быть предметом торга на рынке капитала», например акции компаний, облигации или «иные формы секьюритизированного долга».

Из отчета «Русагро» следует, что купленные компанией бонды Россельхозбанка не подлежат передаче: эти бумаги «ограничены в Россельхозбанке и не могут быть аннулированы до ноября 2038 года». Соответственно, бумаги не могут быть выведены на рынок.

Кроме того, российским госбанкам, попавшим под санкции, запрещено привлекать в ЕС «новые займы или кредиты» (new loans, credit). Слово «кредит» не определено в санкционных документах, поэтому должно пониматься широко, покрывая любые формы кредитования, отмечала британская Ассоциация долгового рынка (LMA) в октябре 2014 года.

Политика

Пять лет санкций против России. Главное

В Россельхозбанке на момент публикации не ответили на запрос РБК.

​Какими могут быть последствия для «Русагро»

Согласно санкционному регулированию ЕС, за исполнение и соблюдение санкционной политики отвечают национальные власти стран — членов Евросоюза. В данном случае это Кипр.

Кипрское законодательство предусматривает штраф в размере до €300 тыс. для юридических лиц, нарушивших санкционный режим ЕС. Однако в нормативно-правовых документах Евросоюза, определяющих санкции против России, указано, что юрлица, которые «не знали и не имели разумной причины подозревать, что их действия приведут к нарушению санкций», освобождаются от ответственности.

В кипрском праве еще не было случаев, когда компания наказывалась за нарушение санкционного режима ЕС, отмечала Фидуциарная ассоциация Кипра (CFA) в мае 2017 года, с тех пор о таких случаях также не сообщалось. Таким образом, в случае признания действий Ros Agro нарушением санкционного режима это может стать прецедентом.

​Прецедентом является то, что в нарушении европейских санкций подозревается фактически российская компания (хотя и с головной структурой в стране ЕС) и речь идет о секторальных финансовых санкциях. Ранее уже были случаи предполагаемого нарушения санкций ЕС европейскими компаниями: например, немецкая прокуратура ведет расследование, касающееся компании Siemens, на предмет нарушения крымского эмбарго, а прокуратура Нидерландов в прошлом году завела дело на семь голландских компаний по поводу поставок товаров для строительства Крымского моста.

Возможные последствия для «Русагро» и ее сделки с «Солнечными продуктами» в случае признания компании нарушителем санкций опрошенные РБК эксперты оценить затруднились. Аналитик компании «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин сомневается, что компания могла допустить такую грубую ошибку в юридическом оформлении бондов, — по его мнению, основной риск представляет собой вексель. В то же время смягчающим фактором может стать то, что вексель — небольшая доля сделки. За нарушение санкций компании может грозить штраф, а для того, чтобы оценить другие риски, пока недостаточно информации, сказал он.

Сделка по приобретению Ros Agro бумаг Россельхозбанка санкциями запрещена, считает партнер Herbert Smith Freehills Алексей Панич, поскольку формально это кредитование банка, находящегося под секторальными санкциями. Однако не исключено, что кипрская головная структура не знала в полной мере об этой сделке и не участвовала в ней (если сделку заключало российское юрлицо), — в таком случае кипрская компания может избежать ответственности, предположил он. Если же кипрская Ros Agro одобряла транзакцию с Россельхозбанком, то она, возможно, будет оштрафована регуляторами Кипра. Кроме того, сделкой могут заинтересоваться британские регуляторы, поскольку акции Ros Agro торгуются на Лондонской фондовой бирже, отметил Панич.

На вопрос, если «Русагро» признают нарушившей санкционный режим, потребуется ли менять конфигурацию сделки с банком, например менять бумаги Россельхозбанка на соответствующий законам финансовый инструмент, ни один опрошенный РБК аналитик точного ответа не дал. Не содержится никаких рекомендаций по этому поводу и в регламентах ЕС. Поскольку покупка бондов у Россельхозбанка не была сама по себе целью этой комплексной сделки, вряд ли Ros Agro понадобится ее разворачивать и что-то делать с облигациями банка, предположил Алексей Панич. Сделка с «Солнечными продуктами» в том числе обошлась «Русагро» увеличением долговой нагрузки более чем в восемь раз за прошлый год: на конец 2018-го чистый долг компании составлял 54,3 млрд руб. против 6,6 млрд руб. на конец 2017-го. Компания намеревалась привлечь дополнительное финансирование и провести SPO в 2019–2020 годах, говорил ее гендиректор Максим Басов. В марте акционеры «Русагро» одобрили размещение до 6,5 млн акций в форме GDR.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Авторы:
Ирина Парфентьева, Иван Ткачёв, Елена Сухорукова

Источник